Краеведение

Как земли Купчинские были под шведской короной

Но край мой, не правда ли, светел?

но край мой, не правда ли, ясен?

И. Северянин


Когда мы проходим по территории современного Купчино, особенно в районе проспекта Славы, улицы Димитрова или нынешних парков Интернационалистов и Героев-Пожарных, где в тёплое время года необыкновенно загадочно и красиво смотрятся удивительной синевы небольшие озёра, то знаем ли мы о том, что некогда история этих мест была связана со страной Суоми — Финляндией? Дело всё в том, что деревня Купчино (Купчинова) и её земли в период после 1617 года и до окончания Северной войны, почти сто лет находились под властью шведской короны, в составе местности с исчезнувшим ныне названием — Ингерманландия.
История нашего Отечества говорит о том, что после окончания русско-шведской войны 1610−1617 годов был подписан Столбовский мирный договор[1], по итогам которого Русское царство было вынуждено уступить Шведскому королевству огромнейшую территорию: от Ивангорода до Ладожского озера с городами Ивангород, Ям (ныне — Кингисепп), Копорье, Орешек, Корелу (ныне — Приозерск). В эти земли и входила территория тогдашней деревни Купчинова. Откуда же взялось название Ингерманландия, которое было официально узаконено в Столбовском мирном договоре 1617 года?
Ещё с конца ХII века в письменных исторических источниках упоминается местность «Ингрия»[2], а затем «Ингардия»[3], о происхождении названия которой существует три версии, первая из которых связывает это название с финским словосочетанием inkeri maa («прекрасная земля»), давшего название реке Ижора (Inkeri, Ingeri); вторая версия была высказана историком Василием Татищевым и связывала происхождение названия с именем шведской принцессы, дочери короля Олафа — Ингигерды, что же касается третьей версии, которую тоже выдвинул Василий Татищев на основании Иоакимовской летописи, название местности происходит от имени сына Рюрика — князя Игоря (Ингора, Ингвара).
В своих лекциях об истории северно-русских земель, известный петербургский историк Дмитрий Алексеевич Мачинский склонялся больше ко второй версии происхождения этого названия, связанного с именем шведской принцессы. Более подробно об этих версиях он рассказал в своей статье «Русско-шведский пра-Петербург»[4], также Д. А. Мачинский утверждает, что ижоры — это финское племя, селившееся когда-то по берегам Невы, впоследствии исповедовавшее православие. Для нас это особенно важно, ведь в составе населения Купчино в определённые годы были ижорские крестьяне.
Что же касается состава населения деревни Купчинова после прихода к власти шведов, то постепенно её жителями становились финские переселенцы лютеранского вероисповедания, и это, скорее всего, и повлияло на изменение самого названия деревни. В своей книге «Купчино. История. События. Люди»[5] краевед Денис Шаляпин пишет о том, что труднопроизносимое для шведов и финнов славянское название деревни стало меняться на более созвучное и понятное для финнов. Постепенно название трансформировалось в наиболее известное — Kupsilla.
В этой статье представлена карта Ингерманландии 1676 года, на которой деревня Купчинова значится как Kupsilla и расположена она в нижней части этого фрагмента



Рис. 1 (фрагмент карты Ингерманландии 1676 г.)



Глядя на карту, можно увидеть, что деревня Купчинова (Kupsilla) находилась недалеко от города Ниен[6] (Nyen, крепость Ниеншанц), который с 1642 года несколько лет был административным центром Ингерманландии.
Многие годы Ингерманландия имела свой герб, который видоизменялся на протяжении времени, и наиболее интересно выглядел накануне Северной войны при Карле ХII: золотой цвет на нём символизировал поля Ингерманландии, а изображённый речной поток был окаймлён красными крепостные стенами. Также герб был увенчан короной.



Рис. 2 (Герб Ингерманландии при Карле XII)



Период шведского господства на наших землях закончился в 1704 году с началом активного строительства Санкт-Петербурга. Но что удивительно, само название Ингерманландия сохранялось ещё некоторое время, и даже существовала Ингерманладская губерния в составе России, губернатором которой был ближайший сподвижник Петра Великого — Александр Данилович Меншиков. Он же был единственным, кто с 1707 года носил титул герцога (князя) Ижорского. С 1711 года Ингерманладская губерния стала называться Санкт-Петербургской.
С победой Петра Великого в Северной войне (1721 год) постепенно жители наших земель стали возвращаться к мирной жизни. За время шведского господства многие православные крестьяне Ингерманландии были вынуждены перейти в лютеранство, чтобы уменьшить своё налоговое бремя[7], победа же в войне со Швецией облегчала им возвращение в исконную веру. Также со временем стали принимать православие и потомки некоторых финнов-переселенцев, основная же их часть сохраняла свою веру.
Так уходила в прошлое эпоха позднего средневековья на территории нашего района. Тем не менее, она оставалась в эстетике и поэтических образах Александра Блока, Игоря Северянина и Николая Гумилева. Они обращались к теме Ингрии в своих произведениях.
В 1906 году певец Прекрасной Дамы, гениальный русский поэт Александр Блок закончил поэму «Ночная фиалка»[8], в которой лирический герой, а скорее всего, сам автор, силой своего творческого воображения встречается с «Королевной забытой страны», название которой ассоциируется с принцессой Ингигердой, а болота, избы, прялки, краснеющая полоска зари, столь вдохновенно и живописно описанные Александром Блоком, рисуют нам мир, который, скорее всего, и наполнял земли Купчинские в ушедшем ХVII веке.




[1] Столбовский мирный договор был заключён между российским царём Михаилом Фёдоровичем и шведским королём Густавом II Адольфом
27 февраля (9 марта) 1617 года в Столбове (близ Тихвина) и положил конец русско-шведской войне 1610−1617 годов.
[2] Первое упоминание «Ингрии» и её жителей «ингров» зафиксировано в документах папы Римского Александра III (Сорокин П. Е. Ижорская земля Великого Новгорода. СПб. 2007).
[3] В 1221 году земля под названием «Ингардия» упоминается католическим священнослужителем и летописцем Генрихом Латвийским в «Хронике Ливонии» (статья «Ижорская земля», Большая российская энциклопедия. М. 2004−2017. т. 35).
[4] Мачинский Д. А., Янгфельдт Б. Шведы на берегах Невы. Стокгольм: Издательство Шведского института. 1998. 290 с.
[5] Шаляпин Д. В. Купчино. История. События. Люди. СПб.: Издательско-полиграфическая компания «КОСТА», 2019. С. 28. Книга доступна в библиотеке.
[6] Шведский город Ниен, включавший в себя город и защищавшую его крепость, в русской истории крепость Ниеншанц (в пер. со шведского «Невское укрепление»), располагавшийся в месте впадения реки Охты в Неву, непосредственный предшественник Санкт-Петербурга.
[7] В 1651 году шведская королева Кристина издала указ, согласно которому крестьяне православного вероисповедания должны были платить дополнительные подати лютеранским священникам, что соответствовало миссионерским и экономическим интересам лютеранской церкви.
[8] Книги доступны в библиотеке.