Краеведение

Купчино XX века. Воспоминания Юлии Кущенко

Юлия Николаевна, расскажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах вы и ваши родители переехали в Купчино?

Мой отец купил кооперативную квартиру на улице Димитрова, дом 18. И перевёз сюда семью.

А вы тогда уже родились?

Я родилась, да. Мне было 5 лет, когда мы переехали в Купчино. Это был 1973 год, август.

Помните ли вы, или, может быть, ваши родители рассказывали вам, что вас тогда встретило, когда вы переехали? Ну, в плане какой-то инфраструктуры.

Вокруг стояли новые дома, девятиэтажки. Окна нашего дома выходили на стройку. Строился детский сад, в который я уже не смогла пойти, потому что он открылся, только когда я пошла в школу. А с другой стороны дома строилась 318-я школа. Через два года она была открыта, и я пошла в первый класс уже в неё. То есть, это было совсем рядом с домом.
Тогда был только один магазин на Будапештской 49. Чуть позже открылся и другой магазин на Альпийском переулке. По моим воспоминаниям, Альпийским переулком эту улицу назвали позже, а до этого она была безымянной.[1] Тогда уже были дороги, но поскольку кругом шла стройка, было очень грязно. Мы переехали в августе, и когда началась осень, пошли дожди, и вода потекла на проезжую часть. Надо сказать, что тогда машин было очень мало, не у каждого была частная машина. А для того, чтобы попасть в магазин на Будапештской улице, нужно было эту грязь преодолеть. Поэтому в особо грязных местах, там, где подразумевались газоны, но их еще не было, стояли перевернутые деревянные ящики из-под бутылок. И все пешеходы прыгали с одного ящика на другой, чтобы выйти на Будапештскую улицу. Наш дом располагался в центре микрорайона… Димитрова 18, корпус 5, буквально стоял среди строек вокруг. А вот там, где через два года планировалось построить садик, там, собственно говоря, было болото. Я так понимаю, это была засыпанная речка, но засыпана она была не окончательно.[2] И я еще помню, что летом следующего года мы там гуляли, прыгали с кочки на кочку, там были какие-то островки небольшие, ну, в общем… так всё было очень… ну, как, наверное, и сейчас в новостройках.

Вы сказали, что гуляли в этом месте. А были ли еще какие-то места, в которых вы гуляли в основном?

Ну, если пройти дальше к Бухарестской улице, то за трамвайной линией, там, где угол Альпийского и Бухарестской улицы, где ещё жилые деревянные дома и карьеры. Там были большие пруды, зимой они замерзали и мы катались на санках, на лыжах, а летом купались, хотя вода была сине-серого цвета, глинистого.


Можете еще раз проговорить, где именно это было?

Это угол нынешней Бухарестской и Димитрова, где сейчас Парк Героев Пожарных открылся, вот в тех местах мы гуляли. Вдоль Южного шоссе, которое сейчас ведет к Софийской улице стояли деревянные дома. Там еще был завод керамики и кругом были разбросаны какие-то плиты, осколки, черепки, стёклышки.[3] Мы это всё собирали детьми. Рядом стояли деревянные дома, там росли летом яблони, дикие груши. Конечно, дети срывали эти яблоки, эти груши непонятного вкуса, но тем не менее. Где сейчас находится детский дом на Альпийском переулке, там тоже была большая стройка, были огромные котлованы. Так вот там, где котлован, мы тоже катались на горке зимой. А в другое время года, когда снег таял, мы играли в прятки среди таких больших колец и других строительных материалов с помощью которых прокладывают трубы. Чуть позже был построен “офицерский дом”, я уже ходила в школу, это, наверное, года 76-78-ой… на углу проспекта Славы и Бухарестской улицы.[4] Он и сейчас там стоит и там открылись магазины. Магазины в то время были двух видов – продуктовые, где в одном пространстве располагались, допустим, гастрономия, мясной отдел, овощной, булочная. А были и специализированные. Вот этот офицерский дом, в простонародье некоторые называли круглый, потому что угол, который выходил на Бухарестскую-Славы, он такой полукруглый. А офицерский дом, потому что там давали квартиры бывшим военным. Там на первом этаже располагались магазины, они шли по Бухарестской улице, дом такой, угловой. И там был овощной магазин, был молочный, дальше шла булочная. И нас туда детьми после школы посылали. И вот я помню, что обходить по Альпийскому, по Бухарестской для нас было далеко, нам нужно было обязательно идти напрямик, а напрямик была сплошная грязь. Какими мы там окольными путями пробирались, это была целая история. В общем, была сплошная грязь. Благоустройство было уже позже, наверное, в начале 1980-х.


А какие места вы чаще всего посещали в Купчино, когда вы учились в школе и до школы?

Понятно, что в младших классах мы в общем-то по округе ходили. В третьем классе я записалась в библиотеку имени Короленко. Это был очень смелый шаг, потому что я жила на улице Димитрова, а библиотека Короленко располагалась на Бухарестской 23. Этот дом только что построили, там образовалась детская библиотека, нужно было ехать на трамвае много остановок… А вот дом, который стоит напротив этой библиотеки, - магазин «Гранат» (и остановка так называлась), он строился на моих глазах и строился он достаточно долго, несколько лет. Там стояли краны, он кирпичный и мы его проезжали, когда ехали к метро. Ближайшим метро сначала была Электросила. Туда можно было доехать либо на трамвае, либо на 59 автобусе, а конечная остановка 59 автобуса была около метро Московские ворота. Мы проезжали до метро, если ехали в центр. А позже построили станцию метро Купчино. Мы стали ездить до Купчино, потому что туда было поближе. А так, собственно говоря, наверное, ареал деятельности может быть года до 80-го в Купчино ограничивался вот таким квадратом: улицей Димитрова, проспектом Славы, Бухарестской и Белградской, там, где располагалась платформа проспекта Славы. Оттуда мы ездили в Павловск, Пушкин отдыхать.

А вы общались тогда со своими соседями?

В общем, конечно, мы общались. Так получилось, что наш дом был кооперативный и он был от Балтийского морского пароходства, поэтому нашими соседями оказались коллеги папы, с которыми он вместе работал, ходил в море на кораблях. Жёны знакомились друг с другом, ну, а дети, мы все ходили в одну школу. Ближайшая вот была 318-я, а некоторые ходили в 310-ю, она была чуть подальше, на Альпийском переулке. Но во дворах мы гуляли всё время вместе. Да, родители общались, обустраивались. Я помню, когда на проспекте Славы открылся мебельный магазин, то там были неимоверные очереди. Но мне в принципе очень нравился этот универмаг «Купчинский», поскольку там было несколько интересных отделов – мебельный, в частности. Можно было смотреть красивую новую мебель, хотя она и была вся продана и нужно было стоять в очереди. Но я помню, что мы там купили стол, трельяж, но это не сразу случилось. Когда мы переехали, в квартире был необходимый какой-то небольшой набор мебели, и всё. Другим совершенно замечательным отделом в универмаге «Купчинский» был игрушечный, потому что там плавали крокодилы в бассейне. Там было совершенно дикое количество и разнообразие кукол, музыкальных инструментов – роялей, пианино. Там были конструкторы, детская мебель детская посуда, настольные игры. И когда у меня родители ходили в универмаг, они меня просто оставляли в детском отделе, а сами ходили по другим секциям, потому что дети там просто замирали. Когда я уже пошла в школу, был совершенно замечательный канцелярский магазин. И особенно замечательным было то, что туда можно было войти внутрь и всё потрогать, в корзинку сложить и потом на кассе заплатить. И перед первым сентября, в конце августа мы всегда… у нас была такая традиция, мы ходили в эти магазины самостоятельно. Ну, может быть, не в первом-втором классе, но, начиная с третьего, уже точно. Покупали себе тетради, дневники, ручки, пеналы и так далее.
Особой достопримечательностью Купчино был кинотеатр «Слава». Он к тому времени уже открылся, работал, и мы постоянно бегали в кино, в выходные с девчонками, а постарше – вообще на вечерние сеансы. В школе, я помню, у нас был абонемент, и, наверное, раз в месяц мы ходили смотреть детские фильмы на первые сеансы. Чуть позже открылся… а, может быть, в это же время, кинотеатр «Чайка». Он был на таком же расстоянии, как и кинотеатр «Слава» и мы ходили везде пешком. А всё, что было за улицей Димитрова, южнее, – там шли сплошные стройки и ну, как-то вот, туда нога не скользила. За карьерами, по улице Димитрова, начиная с 28-го дома и туда, к парку героев-пожарных был лес. Мы, я помню, с мамой в детстве там гуляли. Там росли чахлые деревца, были ручьи. Там тоже какая-то речка проходила полузасыпанная, ну, потом, конечно, там развернулась глобальная стройка, но это уже было в 80-е годы.

А вы как-то определяли себя, как купчинцев в это время? Или позже?

Нет, мы определяли себя как… то есть Купчино – это звучало на каждом шагу, вот не Фрунзенский район, а именно Купчино, потому что мы знали, что есть Волкова деревня, но она была далеко, а вот Купчино… Гражданка тогда еще только-только начинала строиться, был еще Веселый поселок. Мы знали такие названия как Веселый поселок, там тоже кто-то получал из наших родственников квартиры, но нам казалось, что это было безумно далеко. Тогда сетка метро была достаточно мало развита, всего было три линии. Наша синяя линия, тогда она называлась Московская-Петроградская, потому что изначально была построена ветка от Петроградской до станции метро Московская, и чуть позже вот появилась Звездная и Купчино. [Станция] Купчино появилось, когда мы уже жили в Купчино, и до неё достаточно далеко было. И вот эти все байки, которые стали ходить про Купчино, что это край мира и так далее, край света, это уже потом появилось, когда Гражданку построили. А мы да, мы живём в Купчино, мы так вот гордо называли купчинцами себя.

А как-то это соотносилось, может быть, с петербургской идентичностью?

Знаете, в детстве, конечно, мы себя не петербуржцами считали, а ленинградцами. А Купчино было отдельно. Купчино – это был спальный район для нас, район где мы живём. Это был наш дом. Но поскольку в школе были разного рода уроки, мы себя считали ленинградцами, мы этим гордились, мы отмечали праздники, мы ходили на демонстрации. Мы постоянно со своим классом ходили в театры, у нас постоянно были какие-то экскурсии по городу. С родителями в первые детские годы я посетила, наверное, все музеи, что тогда были доступны – Эрмитаж, Русский, Артилерийский, Зоологический, ну те, которые интересовали в первую очередь. А Купчино очень сильно отличалось от центра города. Здесь шла массовая застройка и было очень много молодых семей. Люди получали квартиры, из центра переезжали в Купчино, устраивались. И многие ведь на самом деле находили работу именно в Купчино. По большому счету, мало кто в центре работал, ведь тогда появлялась социальная инфраструктура – поликлиники, школы, детские сады, аптеки, почта, различного рода кафе – блинные, столовые, магазины – замечательная галантерея была на улице Димитрова.

А как ваша профессиональная жизнь складывалась после школы?

Я закончила институт еще в советское время, это 1989 год был, и, надо сказать, что тогда еще существовала обязательная отработка – три года после института. То есть нужно было получить распределение по специальности. И поскольку я жила в Купчино, во Фрунзенском районе… я знала, что есть (Централизованная библиотечная система) ЦБС Фрунзенского района и я, будучи еще студенткой четвертого курса осенью…

А по какой специальности вы учились?

Библиотекарь-библиограф. То есть я закончила институт культуры, он тогда назывался Ленинградский государственный институт культуры. У меня было детское отделение, детская кафедра – это как специализация, но специальность – библиотекарь-библиограф высшей квалификации. Так в дипломе написано. Вот и я, будучи студенткой четвертого курса, еще в 1988 году (мне через год нужно было выпускаться) просто приехала в ЦБС Фрунзенского района, тогда на Димитрова, дом 9 располагалась Центральная районная библиотека им. Чехова. Она переехала только в 1993 году на Турку 11, а тогда она там была еще новая, переехавшая из центра города. Я пришла, меня привели к директору, Наталье Ивановне Ананьиной. Я представилась и сказала, что хочу здесь работать. Наталья Ивановна сказала, что сначала надо посмотреть и было бы неплохо пройти практику в нашей библиотечной системе. И вот, во втором семестре после зимних каникул мне сделали вызов в институт на практику. И я попала на эту практику, она тогда длительная была, около двух месяцев, в библиотеку Крылова на Димитрова 12. Там я честно отработала по полной программе два месяца, и после этого со спокойной душой получив диплом, я пришла на работу в ЦБС Фрунзенского района. Никаких тогда проблем особых не существовало, по крайней мере для ленинградцев, тех, у кого была прописка в нашем городе. Ну вот с тех пор так и осталась.

А можете рассказать, как изменилась вообще ЦБС и библиотеки за это время?

Я начала работать в библиотеках в советское время. Когда я пришла в Централизованную библиотечную систему у нас было 10 библиотек и 2 центральные. То есть 12 библиотек. Надо сказать, что работали очень хорошие специалисты, знающие своё дело. На тот момент были прекрасные фонды, для того времени. По мере того, как строилось Купчино, появлялись новые библиотеки. Я пришла на работу в 1989 году, а большинство наших библиотек к этому времени уже успели переехать из центра города в Купчино. И фонды многих библиотек образовывались из… как бы отпочковывались от… одна из другой библиотеки. Когда начались 1990-е годы, наступила такая свобода, сумасшедшая свобода, нам разрешили заниматься хозяйственной деятельностью. И тогда стали появляться платные услуги. Особо регламентирующих документов никаких не было, поэтому библиотеки сдавали в аренду свои помещения, появилась возможность покупать оргтехнику. Тогда первый ксерокс появился в центральной библиотеке, первый компьютер появился в отделе комплектования и обработки в 1991 году. По тем временам был суперсовременный. Он проработал года три, наверное, потом память закончилась, и программа приказала долго жить. И вот в 1995 году мы поняли, что нам нужно что-то решать, потому что можно купить еще один компьютер, наполнить его памятью и опять прикажет долго жить. Вот тогда уже мы стали понимать, что нужны локальные сети, сервер. Компьютеры стоили неимоверно дорого, но нам тогда один из банков подарил свои б\ушные компьютеры. И они пошли в Центральную районную библиотеку (ЦРБ), а в отдел комплектования и обработки мы купили очередной новый, хороший компьютер. Сеть была сначала только в ЦРБ и уже потом, через какое-то время стали появляться локальные сети в других библиотеках. Но ЦБС была одна из первых, которая развивала, во-первых, платные услуги, во-вторых она развивала компьютерную деятельность.


А если еще чуть-чуть вернуться в мебельный магазин. Сохранились ли у вас какие-то предметы мебели, обустройства с того времени…

Да

И живете ли вы по тому же адресу, что и раньше?

Вообще в Купчино я прожила с 1973 по 2000. Мне было 32 года когда я вышла замуж и уехала из этого района в другой. Но мои родители до последних лет своей жизни жили в Купчино, и все предметы мебели, конечно, сохранились. Потому что родители люди старой закалки ничего не выкидывали. И собственно всё, что было нажито непосильным трудом осталось.


Текст, интервью: Александра Воронина





[1] Альпиийский переулок был выделен из Южного шоссе в 1978 году.
Купчино. Исторический район. Альпийский переулок [Электронный ресурс] URL: http://www.kupsilla.ru/alps.htm (дата обращения 20.07.2021)
[2] Скорее всего имеется ввиду река Волковка. Подробнее о том, где проходила река Волковка можно узнать здесь - Купчино. Исторический район. Волковка, которой нет [Электронный ресурс] URL: http://www.kupsilla.ru/volkovka_no.htm (дата обращения 20.07.2021)
[3] Вероятно речь идет об НПО “Керамика” (бывший кирпичный завод №4). В том же районе находился Ленинградский завод “Стройфарфор” (Южное шоссе, 49)
[4] Имеется ввиду 10-этажный дом на проспекте Славы, 43. Построен в 1975 году по индивидуальному проекту.