Литературное краеведение

Елена Семёновна ЧИЖОВА

1957 г. р.


Елена Семёновна Чижова — русская писательница, переводчик и эссеист родилась 4 мая 1957 года в Ленинграде. Она — петербурженка в четвёртом поколении, автор восьми романов, среди которых «Время женщин», получивший в 2009 году премию «Русский Букер». Образ Петербурга присутствует в каждом произведении писательницы, а в её последнем романе «Город, написанный по памяти» открывается ещё и новое, необычное для читателя пространство детских воспоминаний о районе Купчино середины 60-х годов прошлого столетия.

«Город, написанный по памяти» — это роман-расследование, где Петербург становится городом памяти — личной, семейной, исторической. Елена Чижова по крупицам восстанавливает захватывающую историю своей семьи. Графская горничная, печной мастер, блестящая портниха, главный инженер и сама девчонка — всё это четыре поколения, хранящие память о событиях 
ХХ века, выпавших на долю ленинградцев. Как описывается в романе, мама Елены Чижовой работала кассиршей в угловой булочной на Театральной площади. Многие ленинградцы, наверное, помнят это здание и ту булочную, в которую нужно было подниматься по нескольким высоким ступенькам, а в глубине её находился кондитерский отдел. Именно там, в районе Театральной площади, в комнате коммунальной квартиры и провела свои первые детские годы писательница. С большой теплотой она вспоминает прогулки вместе с бабушкой в Никольский сад, к Львиному мостику. «Границы моего существование очерчены решёткой рек и каналов. В них стоит вода. Когда мы с бабушкой идём по набережной, я всегда на неё смотрю. Мне нравится смотреть на воду…"*, — так пишет о своём первом ощущении города Елена Чижова. Обращает внимание писательница и на берег реки Пряжки, который в её детство оставался ещё поросшим травой и кустами, так же, как и во времена Александра Блока, замечает она. На одной из страниц романа писательница говорит, что район Пряжки выглядел тогда даже несколько диковато, фасады домов стояли с облупившейся штукатуркой, а «на углу Офицерской (позже переименованной в Декабристов: по ней мы с бабушкой, случалось, гуляли, но не доходя до Пряжки), — жил Александр Блок"**. Это упоминание, наверное, является, важным для автора, ведь её петербургский текст «Города, написанного по памяти» вплетается в общую канву литературы нашего города. Однако, в середине повествования описание милых для каждого ленинградца мест, прерывается изменениями в биографии Елены Чижовой, и вот здесь-то, с началом третьей главы появляется образ района Купчино, куда на проспект Славы, дом 10, корпус 3, квартира 21 переехала с Театральной площади семья Елены. Первая же сноска этой главы поясняет, что полученная семьёй маленькая отдельная квартира с пятиметровой кухней была, разумеется, в знаменитой «хрущёвке». Но номер квартиры? Случайно ли Елена Чижова указала столь точно свой купчинский адрес? Дело всё в том, что номер квартиры Александра Блока, в которой поэт провёл восемь лет своей жизни в упомянутом писательницей доме на улице Декабристов — это тоже квартира № 21. Вероятно, для писательницы это совпадение не случайно, ведь Купчино, описанное её строгим и документальным пером, и, порою, совсем без прикрас, попадает под одну обложку чисто петербургского романа «Город, написанный по памяти». Скорее всего, для внимательного читателя, эта некоторая мистика чисел, является связующим звеном между старым и новым Петербургом.


Но вернёмся к Елене Чижовой как к бытописательнице. Год постройки указанного ею дома на проспекте Славы, что сейчас не трудно найти в интернете, — 1964***. То есть, на момент переезда семьи, писательнице было семь лет, о чём она и говорит в своих дальнейших воспоминаниях. По твёрдому решению бабушки Елену Чижову из района Купчино возили в «ленинградскую школу», она об этом рассказывает так: «Мы с отцом бредём по пустырю, то и дело спотыкаясь о мёрзлые кочки (в моей памяти в Купчине вечная зима — примерно так, как на даче вечное лето), к маячащей где-то там впереди бетонной платформе. … До Ленинграда можно было добраться и автобусом, но в единственный автобус, ходивший из Купчина к проходной «Электросилы», не втиснуться. Тем более, с ранцем. Кстати, ранцев в продаже не было. То ли обычный дефицит, то ли ещё не придумали"****. Далее Елена Семёновна описывает непременный купчинский атрибут — резиновые сапоги, которые одевали, выходя из электрички, возвращаясь домой. Один раз даже получилось так, что резиновый сапог героини совсем увяз в грязи и ей пришлось идти домой одной ногой в сапоге, а другой — в вымокшем носке. Описывая купчинские магазины поблизости, Елена Чижова пишет, что там было пусто, как в Сельпо того времени, и маме приходилось делать покупки в привычных магазинах города. Вдобавок, у Елены Чижовой ещё и не совсем сложились отношения с местными купчинскими детьми, которые ходили в школу «за дальним магазином», она пишет, что некоторые дети враждовали между собой. В результате всех этих перипетий мама героини романа решила выбраться из Купчино и занялась «обменом» по всем правилам тогдашней советской жизни. Не сразу, но следующий адрес семьи был уже: улица Союза Печатников, дом 13, квартира 11. О нём писательница пишет как о «нормальном ленинградском адресе», считая его вторым в своей жизни и не беря в счёт «купчинский проспект Славы"*****. Для современного жителя нашего города, конечно же, этот новый адрес героини романа, наверное тоже, по-своему хорош, но в нём нет цифры 21 — номера квартиры Александра Блока в доме на Декабристов, и цифры этого адреса по особой иронии судьбы не попадают даже в мистическое число «Двенадцать» знаменитой поэмы Блока, оставаясь немного рядом: дом 13, квартира 11. Так не получилось ли, что совпадение номера квартиры Елены Чижовой в Купчино было также близко Петербургу, как и территориальная, реальная близость её следующего адреса на Союзе Печатников?

Проспект Славы, д. 10, корп. 1

К сожалению, Купчино, описанное в романе Еленой Чижовой, выглядит как некоторое болото в прямом и в переносном смысле этого слова. Очень жаль, что её семья уехала из этого района и не дождалась увидеть его цветущим и ухоженным. Однако, даже несмотря на тот былой облик Купчино, современным читателям легко вспоминаются строки всё того же певца Северной столицы и Прекрасной Дамы — Александра Александровича Блока:

Полюби эту вечность болот:

Никогда не иссякнет их мощь.

Этот злак, что сгорел, — не умрет.

Этот куст — без истления — тощ.

Эти ржавые кочки и пни

Знают твой отдыхающий плен.

Неизменно предвечны они, —

Ты пред Вечностью полон измен.



Рената Зафаржановна Платэ — специалист Отдела развития и культурно-выставочной деятельности ЦБС Фрунзенского района


* Чижова Е. С. Город, написанный по памяти. М, 2020 г., с. 164.
** Там же, с. 240
*** www.restate.ru/dom/1954.html
**** Чижова Е. С. Город, написанный по памяти. М, 2020 г., с. 178.
***** Там же, с. 187